Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Осенняя меланхолия

осенняя меланхолия2

Все больше желтизны в ветвях берез и кленов,
Коралловых мазков в резной листве рябин,
А ведь еще вчера глаз отдыхал на кронах
Зеленых, как вода тропических глубин.

Накрапывает дождь, и нудно бьет по крыше,
На небе — серость туч, как мартовский сугроб,
И верится с трудом, что где-то там, повыше,
Светило крутит свой цветной калейдоскоп.

Неужто до зимы мы вынуждены будем
Страдать от темноты, дождя и холодов,
И вальс снежинок ждать: ведь он подарит людям
И свет, и чистоту — пушистый свой покров.

Жар-птица снов моих...




Вечерняя Москва., огнями залитая,
Галактикой блестит на бархате земли.
Вселенную судьбы избороздив до края,
Пришвартовали здесь мы жизни корабли.

Куда бы нас порой судьба ни заносила:
Вдогонку ли за кем, в безвременья ль года -
Назад стремились мы — неведомая сила,
Терзая душу нам, всегда влекла сюда.

Вмиг лужей растеклось посулов щедрых море,
Хрустальным гробом стал стеклянный великан,
В дали за счастьем бег приносит только горе -
Зачем искать его в объятья чуждых стран?

Среди родных людей порой бывают споры,
Но ты — моя любовь навеки, навсегда:
В Останкино игла и Воробьевы горы,
Над Красной площадью горящая звезда.

Кружится самолет — заходит на посадку:
Уже видна внизу зеленая трава...
Приветствую тебя, слезу смахнув украдкой,
Жар-птица снов моих, волшебница Москва!
_____________________________________________________

Это одно из моих самых любимых стихотворений, написанных после возвращения домой из Чикаго. Оно уже неоднократно публиковалось и в СМИ, и на разных сайтах - в том числе и в ЖЖ, но мне захотелось познакомить с ним моих новых друзей. Вообще хочу повторить несколько самых дорогих для меня работ, которыми я горжусь - надеюсь, что они понравятся и новым читателям.


Прозрение

Прозрение5

Еще маячит смутный силуэт
На горизонте памяти поблекшей -
А ведь казался ярким столько лет:
Воистину — меня попутал леший!

Казался принцем голубых кровей:
К борьбе со злом готов, в блестящих латах!
И вот прозрела: ты лишь — муравей,
Таскающий в нору крупицы злата!

И мусора — чтоб клад свой утаить:
Ведь на других потратить его жалко -
Так надобно сокровище зарыть,
Жизнь превратив в копание на свалке!

Что ж счастья за банкноты не купил,
Угрюм и слаб: по виду — будто нищий?
Потратив на богатство столько сил,
Вдруг понял, что оно не служит пищей?

Бабье лето

бабье лето2

Бабье лето опоздало -
Дождь все лил и лил без меры:
И плывет рябины алой
Флот листвы по луже серой.

Долго дул холодный ветер
Лес выстуживал под утро:,
Белый иней на рассвете
Травы присыпал, как пудрой.

Лужи за ночь покрывались
Льдом и под луной блестели...
Нам тепла еще бы малость
Мы согреться не успели!

И, услышав просьбы наши,
Солнце тучи разметало:
Осень — нет сезона краше:
Лес - из желтого металла,

С озерцами из нефрита,
С бирюзою небосвода,
Нега в воздухе разлита -
Лучшая неделя года.

бабье лето - золотая осень

Случайные люди

случайные люди2

Случайные люди меня обокрали -
Вломились в мой дом, принеся мне печали,

Азартно пинают поникшую душу,
Остатки живого старательно рушат.

Они так щедры на пустые советы:
Ведь им не грозит расплатиться за это!

Послушать - полны благородных желаний,
Однако не держат своих обещаний,

Гордятся: они - «знатоки» матримоний!
В дом сброд всякий тащат — и без церемоний

Ногой распахнут холодильника дверцу
И смачно нагадят в открытое сердце.

Всё светлое в жизни чужой искорежат -
Протухшие души, поганые рожи.

Крадут твоё время, здоровье и силы -
И могут всерьез довести до могилы.

Счастливою жизни дорога не будет,
Пока по ней ходят случайные люди.

Теперь за себя постоять я умею:
Гоню всех подобных приятелей в шею!

Каким восторгом полнится душа...

Каким восторгом полнится душа

Каким восторгом полнится душа,
Какая нега в сердце разольется,
Когда на луг выходишь не спеша
Тропинкою, что меж березок вьется!

Атлас ствола почувствую щекой
И обниму березки стан девичий,
Впитаю каждой клеточкой покой,
Что нарушает только гомон птичий.

Широк простор — здесь дышится легко!
И кажется: расправишь руки-крылья -
И взмоешь в синь густую высоко,
Взлетишь стрелой без всякого усилья.

Внизу оставив нежный шепот трав
И шум ветвей под налетевшим шквалом,
Ручьев журчанье, речек кроткий нрав,
Стога на поле, избы с сеновалом.

Прекрасна Русь — и нет другой земли,
Так дышащей свободой и блаженством!
И лишь слепым мерещится вдали
Мираж, манящий лживым совершенством.

Баба Рая. Пост 2011 года

Сегодня праздник - Преображение Господне, но почти тридцать лет тому назад в этот день не стало моей любимой бабушки. Она была удивительно светлым и талантливым человеком, подарившим мне, совершенно чужому ребенку, главное - свою любовь. Если бы не она и не ее забота и сердечное тепло, кто знает - как бы сложилась моя жизнь. Я всегда помню об этом, поэтому Бабе Рае посвящается целая глава в моем романе. Она также включена отдельным рассказом в серию под названием "Женские судьбы". Предлагаю ее вашему вниманию.

Отрывок из романа "История моих ошибок". Глава 4.

Но был рядом со мной с самого моего рождения и очень дорогой и любимый человек необыкновенной доброты и щедрого сердца, готового принять и согреть совершенно чужих людей. Это моя Баба Рая - удивительная женщина, чья трагическая судьба самым тесным образом сплелась с апокалиптическими событиями, произошедшими в нашей стране.
Collapse )

Я - другая!

Я - другая!

Сколько минуло с юности нашей годин!
Ты — другой, да и я изменилась давно:
Ты — блестящ, как роскошный хрустальный графин,
Я же — в пыльной бутылке старинной — вино.

И не знает никто, что в стекляшке той спит:
Может, зрелости крепость и пряный букет -
В неприглядном и странном сосуде на вид,
Пролежавшем в подвале почти сотню лет.

Или сок виноградный так долго бродил,
Что, заждавшись тепла страстных, жаждущих губ,
Безвозвратно прокис от растраченных сил
И на вкус стал противен, опасен и груб.

И сама я теряюсь в догадках порой:
Что хранится в посудине старой — сюрприз!
Будет счастлив, открывший бутылку герой
Или выльет на землю полученный приз?

Я - другая2

Вера (Баба Фаня)

вера2

Крадется вечер по селу
И заглушает дня трезвоны.
Старушка, сгорбившись в углу,
Под образами, бьет поклоны

И, распластавшись на полу,
Молитвы шепчет исступленно:
Отринув алчность и хулу,
Чтит Богом данные законы.

Убог и нищ старинный дом:
Не обросла она богатством -.
Она не думала о нем,
Считая это святотатством.

Трудилась, не жалея сил,
Молилась истово, постилась
И, как Господь провозгласил,
На суетное не польстилась.

Была послушна и тиха -
Скромней подружек-однолеток.
Бог не послал ей жениха -
Оставил без семьи и деток.

Но не роптала, а несла
Свой крест покорно, без стенаний...
Единственная из села
О нас молилась — Баба Фаня.
_______________________________________________
В качестве иллюстрации - фрагмент картины А.Шилова "Солдатские матери".