Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Подмосковные вечера.

Отрывок из романа "История моих ошибок".

Я очень люблю природу, поэтому для меня было так важно и радостно очутиться в сказочно красивом месте, окруженном, конечно, уже не девственными, но и еще не загаженными лесами, богатыми земляникой, малиной и даже черемухой. А уж грибов здесь было сколько: и белых, и подберезовиков, и просто вызывающе красивых подосиновиков, не говоря уже о сыроежках, лисичках и прочих опятах! И цветов было огромное изобилие: от медуницы и ландышей весной, через летние незабудки, примулу, герань, ромашки и лютики , до осенних колокольчиков и иван-чая.
Через город протекала довольно широкая, неторопливая река с живописными берегами, поросшими ивняком. Местами деревья склонялись к воде так низко, как будто хотели достать своими плещущимися в потоке ветвями плавающие на поверхности цветы кубышек, кувшинок и ирисов. Построенная еще до войны плотина настолько замедляла течение, что, образовались протоки и островки, которые соединялись переброшенными с одного берега на другой легкими пешеходными мостиками. Когда ранним утром или туманным вечером над водой поднималась белесая пелена, казалось, что они просто висят в воздухе, опираясь своими концами не на земную твердь, а на воздушные потоки, и начинают потихоньку раскачиваться от дуновения ветерка. При доме отдыха работала лодочная станция, и мы иногда брали лодку почти на весь день и плыли вверх по течению, ощущая себя робинзонами, готовыми к самым удивительным встречам и открытиям, поджидающим нас за многочисленными изломами и поворотами незнакомой реки. Мы с удовольствием поджаривались на раскаленных песчаных пляжах (их было два — взрослый и детский, более обустроенный и с пологим дном), время от времени бросаясь в прохладные речные объятия, чтобы не расплавиться окончательно.
Жизнь на пляже кипела: молодежь играла в волейбол и бадминтон, более зрелое поколение перекидывалось в картишки или погружалось в чтение, дети строили песчаные замки, окруженные рвами, которые они безуспешно пытались наполнить принесенной в ведерках речной водой, тут же бесследно исчезающей в рыхлой земле, мамаши сонно наблюдали этот воистину Сизифов труд своих малышей, а папаши, молодые и не очень, занимались более важным делом: они с плохо скрываемым интересом, не отрываясь, разглядывали обольстительные формы загорелых прелестниц. И все получали огромное удовольствие, не подозревая о существовании каких-то далеких кипров, турций и египтов, без которых современному человеку просто не обойтись.
Конечно, такая неописуемая красота, одновременно величественная и трогательная, не могла остаться незамеченной и неоцененной, поэтому вокруг городка располагались пионерские лагеря, дом отдыха и санаторий (то есть мы, практически, поселились на курорте), а также дачные поселки, население которых поголовно было занесено в Большую Советскую Энциклопедию. Поэтому культурная жизнь в городке отличалась насыщенностью и изысканностью: в Доме ученых проходили концерты самых знаменитых и талантливых певцов, и творческие встречи с выдающимися писателями и поэтами, актерами и режиссерами, про гениальных ученых можно даже не говорить, поскольку они работали в местных институтах, а зачастую и обитали здесь же, оставив московские квартиры своим отпрыскам. Строительство первого научного института началось здесь еще до войны, которая, естественно, прервала этот процесс. Однако, сразу после ее окончания умные головы в руководстве страны нашли необходимые средства, чтобы довести его до конца. Потом выросли здания еще одного института, за ним следующего, и к началу семидесятых годов сформировался академический городок со своими известными на весь мир научными школами, нуждающимися в притоке свежей крови в виде талантливой молодежи, которую и направляли вузы по заявкам организаций. Правда, и тех, кто сумел пробраться поближе к столице при помощи полезных связей, то есть по блату, тоже было немало. Тем более, что и они квартиры получали почти без всякой очереди, да и само место было просто сказочным.
Кстати, старожилы нашего городка утверждают, что песню «Подмосковные вечера» Соловьев-Седой сочинил именно о наших местах, проживая по соседству на даче. Я в это верю, потому что зачастую жарким летом, на закате дня возникает ощущение, будто эта мелодия разлита в воздухе и парит невидимым потоком над неторопливой рекой. И слова очень точно описывают природу и тонко передают испытываемые здесь чувства. В общем, волшебное это было место, другого такого не найти, и я полюбила его всем сердцем — сразу и навсегда!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments