Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Супершкола. ЧП на смотре. Часть 1.

Эпизоды, не вошедшие в роман "История моих ошибок".

Наверное, немного сегодня найдется учеников или выпускников, которые гордятся своей школой — все больше жалуются на перегрузки и скуку, некомпетентность и постоянные придирки учителей, грубость и распущенность одноклассников. В наше время было не так. Даже в обычных школах кипела внеклассная работа: ребята могли заниматься в разных кружках совершенно бесплатно, поэтому со временем хотели продемонстрировать свои достижения, похвастать успехами. Такую возможность давали смотры художественной самодеятельности, проводившиеся в несколько этапов. Сначала свои лучшие номера показывали школы одного района, а комиссия, состоявшая из представителей РОНО, администрации школ и творческой интеллигенции, внимательно просматривала программу и выбирала наиболее достойных для участия в городском смотре. Иногда такие мероприятия длились не один день из-за обилия участников.
Наша школа и здесь превзошла всех остальных: у нас был прекрасный танцевальный ансамбль, которым руководила молодая и очень симпатичная учительница математики ( естественно, не та грымза, которая досталась нашему классу), физрук организовал гимнастическую секцию, в которой готовились показательные выступления наших спортсменов, занимающихся в спортивных школах фигурным катанием, легкой атлетикой и самой гимнастикой — как художественной, так и спортивной. На маленькой школьной сцене девочки ухитрялись показывать чудеса гибкости, сноровки, красоты и спортивного азарта — смотрелось это здорово!
Учащиеся музыкальных школ тоже с удовольствием демонстрировали свои таланты, играя довольно сложные произведения на самых разных инструментах. Они же аккомпанировали певцам и хору, исполнявшим песни на любой вкус на русском и английском языках. Конечно, выступали и солисты: у моего одноклассника Альберта оказался потрясающий голос — не хуже всемирно известного тогда Робертино Лоретти: он был таким чистым, переливчатым, как весенний ручей, и звонким, что во время репетиций разносился по всей школе.
Наша классная руководительница создала девичий квартет, в который, как ни странно, включила и меня — правда, петь мне пришлось вторым голосом, а это показалось мне довольно сложным, поэтому я постаралась побыстрее покинуть коллектив под предлогом чрезмерной занятости. Зато до сих пор помню па совершенно неизвестного никому в то время в СССР, но страшно модного во всем остальном мире танца «ча-ча-ча», который мы довольно стильно исполняли, напевая популярную песенку, заканчивающуюся этими непереводимыми словами. Участницы квартета внешне напоминали Эдиту Пьеху, Тамару Миансарову и Майю Кристалинскую — прическами, одеждой и макияжем. Мне до сих пор нравятся подведенные карандашом глаза с раскосыми стрелочками — казалось, что девушки улыбаются. Помню, что именно Тамара Алексеевна научила нас этому непростому искусству — как и многим другим вещам, которые следовало знать девушкам. Наши репетиции и общение вне класса создавали особую, доверительную атмосферу между учениками и учителями, которая оказывала на наши души гораздо большее влияние, чем самые мастерские уроки литературы — ведь мы могли откровенно обсуждать волнующие нас темы и получать вразумительные ответы на свои искренние вопросы. Моя душа целиком принадлежала любимой школе: если бы можно было там оставаться на ночь - я бы, непременно, это делала!
Театральный кружок, о котором я уже рассказала довольно подробно ранее, был гордостью нашей школы: постановки шли на английском языке и пользовались сногсшибательным успехом. Нас даже в местный университет приглашали на вечера, чтобы сыграть отрывок из пьесы на языке оригинала — при этом нас представляли как студентов ин.яза. И на местное телевидение приглашали — чтобы все жители области могли познакомиться с достижениями такой уникальной школы. Один раз мое появление в эфире чуть не закончилось пожаром: играя роль сумасшедшей американки, прячущейся от грозы под столом, я не погасила спичку, которой зажигала свечу — она догорела до конца и обожгла мне пальцы. Я вскрикнула и уронила ее на пол студии — к счастью рядом находились тазики с водой, в которые эта суеверная миссис заставила мужа поместить ножки стола — якобы чтобы избежать попадания молнии. Я плеснула водой на пол и потушила огонек. Другое происшествие, связанное с нашими выступлениями, закончилось гораздо печальнее.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments