Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Category:

История моих ошибок. Продолжение

Предыдущая глава: https://junetiger.livejournal.com/816186.html#comments

16 «Чти отца твоего и матерь твою, да благо тибудет,
и да долголетен будеши на земли (Пятая заповедь)»

Во всех мировых религиях присутствует одна общая мысль: порядочный человек должен с уважением относиться к тем, кто подарил ему жизнь — к родителям и бабушкам с дедами. Разумному человеку понятно, что нужно вложить много труда для того, чтобы вырастить что-то красивое и полезное: растения ли это, или животные и птицы: не будешь кормить и лелеять — урожая не получишь. Любой трудящийся человек заслуживает уважения. Но ведь вырастить достойного человека гораздо труднее, чем заниматься разведением овец или кур — и времени, и сил, и ресурсов потребуется намного больше. Правда, раньше жизнь человеческая была коротка — детям приходилось рано взрослеть и включаться в трудовой ритм своего племени. внося посильный вклад в жизнь рода. Даже в прошлом веке дети начинали работать с малолетства и только с наступлением нынешнего столетия молодежь решила затянуть процесс взросления практически до пенсии — причем своей, а не родительской! Вместо того, чтобы стать полезными членами общества, создающими новые ценности для своей страны, современные представители непоротого поколения потребителей капризно надувают губы и обиженно отворачиваются от своих стариков, не обеспечивших тридцати- а то и сорокалетних отпрысков ни яхтами, ни лимузинами, ни виллами, ни крупными банковскими счетами. Молодежь презирает «совок» - честных тружеников, отпахавших всю свою жизнь и ограбленных собственным правительством в 90-е годы. Стариков унижают и оплевывают еще не создавшие абсолютно ничего поколения, пользующиеся тем, что построили, вырастили и сохранили их нищие родители и деды, низведенные правящим в стране олигархатом до уровня полуголодных рабов. Казалось бы, кто как не дети поддержит, утешит и накормят обобранных стариков — кто оплатит почему-то вдруг ставшее дорогим лечение в больнице, обеспечит необходимыми лекарствами по баснословной цене, отремонтирует разваливающуюся хрущевку, заработанную дедом или отцом? Но что-то не видно желающих среди молодых и пока здоровых сделать то, что велит им долг — ведь им из всех утюгов внушали: «Ты никому ничего не должен!» Они свято верят в ублюдочные лозунги: «Ты этого достоин!», «Ты достоин лучшего!», «Здесь и сейчас!» и даже не задумываются о том, в чем состоит их мнимая заслуга — в том, что недавно вылупились и своим появлением осчастливили весь белый свет?
Вот и мои дети, наслушавшись этих лукавых речей, возомнили себя принцами -на белых-конях и принцессами-на-горошинах, относящимися к вырастившей их матери, как к прислуге, которую они вынуждены терпеть в их квартире. Да еще перед глазами был пример бездельника-отца, годами не работавшего, а лежавшего на диване и в сотый раз просматривавшего выученный наизусть мультик. Плохая мать требовала учиться, готовиться к поступлению на бюджетное место в институт, заставляла поддерживать порядок в своих спальнях и не мусорить в остальных комнатах, помогать по хозяйству, а хороший отец хранил молчание после принятия на грудь очередной рюмки водки или бутылки пива — ему семья была по фигу! Пока его ровесники с научными степенями объединялись в строительные бригады и шли ремонтировать дачи, стеклить балконы, возводить коровники и первые коттеджные поселки, хороший отец не заморачивался ничем — мало того, он исподтишка поддерживал в них развращающую подростковые души лень и безответственность!
Напрасно, я поверила в исправление мужа и позволила ему вернуться жить к нам: я надеялась, что он и поможет сыну в решении задач по программированию, и поддержит меня в требовании не прогуливать институт и в срок сдавать курсовые и лабораторные работы, чтобы мне не приходилось каждую сессию обходить кафедру за кафедрой и бегать в деканат, униженно умоляя позволить сыну досдать бесконечные семестровые «хвосты», чтобы быть допущенным к зачетам и экзаменам. Ни разу муж меня не поддержал! Помню вопиющий случай: я пришла в комнату сына, чтобы разбудить его: первой парой в расписании у их группы стоял семинар заведующего кафедрой, который никак нельзя было пропускать. Сын, как всегда, не подготовился и ехать не хотел. Я отобрала у него одеяло и он полез в драку: разбил стеклянный плафон, свисавший с потолка, и толкнул меня так, что я упала, ударившись затылком о батарею, и потеряла сознание. Муж находился в смежной комнате, но даже не попытался урезонить молодого хама — услышав шум, проснулась дочь, прибежала из своей комнаты и стала меня тормошить и поднимать. Когда она меня выводила из спальни сына, которого как ветром сдуло, когда он понял, что натворил, я увидела мужа, сидевшего на диване с торжествующей и злорадной улыбкой на устах: это ничтожество не переживало, что сына отчислят из вуза — оно торжествовало, что я потерпела крах! Это — только один эпизод из множества подобных частиц нашей семейной мозаики. Дочь скандалила редко: она пакостила исподтишка — копировала отца.
Наверное, я поступала неправильно, изо всех сил пытаясь поддержать авторитет отца в глазах детей: они ведь прекрасно видели, как он себя ведет, а я с ним не ругаюсь и все время стараюсь найти какое-то оправдание его безделью и равнодушию. Он же за моей спиной жаловался на меня и знакомым, и детям, внушая им мысль, что я ко всем придираюсь, требуя невозможного, а на самом деле — и так сойдет, даже если халтурить. Не сошло: сына из института отчислили — три года моих усилий и немалых средств вылетели в трубу! А дочь завалила вступительные экзамены во все второсортные вузы — об элитных разговор даже не шел. Пусть благодарят своего папочку за то, что остались с некачественным образованием и теперь пашут даже по выходным, чтобы заработать на свои высокие запросы, страшно устают — а виноват, догадайтесь, кто? Конечно, я!
Сын после свадьбы, устроенной, как и регистрация брака, в Москве — чтобы избежать моего присутствия: после операции я уже не могла доехпть до МКАД, остался нами недоволен: его избалованная родителями-нефтяниками жена, привыкшая жить на широкую ногу, упрекала его в том, что мы оплатили только ее наряд, часть банкета в ресторане — всего на 70 человек — и подкинули им всю остававшуюся в доме валюту на свадебное путешествие в Греции. Свое недовольство сын высказал мне: «Почему ты не заставила меня учиться и допустила, чтобы меня отчислили из МИФИ?!» Это после всех моих унижений, пережитых из-за него в моем родном институте!
К отцу претензий не было! Как, впрочем, и. еще в одном вопиющем случае: институт мужа — режимное предприятие, дающее призывникам освобождение от армии. Честно говоря, не помню, кто мне это сказал, но после отчисления из вуза сына с явно поехавшей крышей нужно было держать подальше от армии. Я попросила мужа разузнать все детали и устроить отпрыска лаборантом в свой отдел. Он сообщил, что поговорил с руководством и знающими людьми — сын может не опасаться призыва: бронь есть! В весеннюю кампанию нас ждал сюрприз — повестка в военкомат на комиссию! Причем он должен был явиться вместе с другими одногодками во главе с начальником военного стола на институтском автобусе — организованным порядком. Его не забрали в армию только потому, что психиатр обнаружил какие-то отклонения — правда даме из военного стола он сказал, что парня грамотно научили симулировать заболевание. В общем в тот раз обошлось, но скандал мне отпрыск устроил, обвинив меня в том, что я его специально устроила туда, где невозможно откосить — организация очень серьезная. Оказывается, бронь была положена только выпускникам вузов — просто заботливый папаша никуда не сходил и ничего не узнал прежде, чем устроить ребенка в свою фирму. После этого сын перестал ходить на работу и разговаривать со мной.
Почему я об этом рассказываю в данной главе? Да чтобы читатели поняли, что такого папашу и отцом-то можно назвать с большой натяжкой: просто донор третьесортного биологического материала — не более того! О его равнодушии к когда-то любимой дочери я уже рассказывала. Правда требует поделиться и одним положительным эпизодом.
Дочери было лет 8, когда она с братом и его знакомыми мальчишками играла в баскетбол на школьном стадионе. Я вышла на балкон и увидела, как кто-то поставил ей подножку и она кубарем покатилась по площадке — у меня все внутри оборвалось. Но она встала и пошла, прихрамывая — даже еще поиграла и вернулась домой с братом. Я хотела ее сразу отвезти в больницу — вызвать «скорую»: у нас в городе тогда еще не было ни муниципальных автобусов, ни маршруток, ни такси — выручали знакомые, имевшие автомобиль. Дочка запротестовала — боялась, что увезут в соседний райцентр и там будут лечить в стационаре: так уже было однажды. Я сделала дочери повязку, приложила лед — утром проверила — опухоль спала. Прошла неделя: нога выглядела нормально, но дочь прихрамывала: боль стала усиливаться. Я попросила мужа договориться со знакомыми автомобилистами, но он не захотел — повторилась история, когда я рожала сына и муж не стал никого просить отвезти меня в 25-й роддом, в котором я договорилась о платных родах через сотрудницу своего института. Муж настолько привык, что только я всегда таскаю детей по врачам, что не собирался никого просить о помощи — жена сама справится! Но этот номер не прошел: дочь уже не могла идти и папаше пришлось посадить ее на закорки и так донести до поликлиники, откуда ее тут же направили в хорошую ведомственную больницу, где она пролежала около месяца, пока не зажила надорванная связка. Этот единственный героический поступок нерадивого папаши достоин упоминания!
О себе могу сказать только одно: я так хотела детей, так ждала их рождения, что их появление на свет полностью перевернуло мою жизнь: я целиком посвятила себя детям, жила ради них, упиваясь счастьем материнства — мне ничего было не нужно: лишь бы моим детям было хорошо. Прекрасно помня свое несчастное и даже трагическое детство, я сдержала все данные мной тогда обеты и обеспечила своим чадам радостное и светлое детство, наполненное материнской любовью и заботой. Я не жертвовала собой — я была счастлива, что могу им подарить столько нежности, тепла и чувства безопасности и поддержки. Точно так же я обожаю свою долгожданную внучку Танечку, которой на днях исполнится два года — два отнятых у меня года радости и любви, два года издевательств моих детей над тяжело больной и совершенно беспомощной матерью. Внучку привезли в мой дом только раз — показать умиравшему от рака деду. Мне в руки кроху невестка давать не хотела — брезгливо морщила нос и поджимала губы. Через год она заявила, что я — плохая мать, а вот муж мой был настоящим ангелом — и пообещала открыть всем знакомым глаза на меня, настоящую ведьму. Мои знакомые почти все умерли, а живые наблюдали мою жизнь почти полвека: я — человек открытый и искренний, всю жизнь верящий в Бога. А моя невестка, как и сын, даже не сочли нужным окрестить своего ребенка - по-моему, это о многом говорит.
И все равно я их люблю и молюсь об их здравии и вразумлении! И, конечно, я их прощу, если они успеют прозреть, осознать, глубину своего падения и попросить у меня прощения. Только бы не опоздали....

Продолжение: https://junetiger.livejournal.com/823072.html?mode=reply#add_comment
Tags: дети, жизнь в современной России, роман История моих ошибок. Продолжение, семья
Subscribe

  • Рябиновые страсти

    Рябиновые кружева Из листьев покрасневших узких - Уже держащихся едва На гребне страстной андалузки Еще чуть-чуть — сорвется в пляс: Взметнутся…

  • Нечего было терять...

    Ты звонками мне душу не рви Да и в клавиши пальцем не тыкай: Отыскался конец у любви — И карета рассыпалась тыквой, Кучер-крыса сбежал наутек,…

  • Осенняя меланхолия

    Все больше желтизны в ветвях берез и кленов, Коралловых мазков в резной листве рябин, А ведь еще вчера глаз отдыхал на кронах Зеленых, как вода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Рябиновые страсти

    Рябиновые кружева Из листьев покрасневших узких - Уже держащихся едва На гребне страстной андалузки Еще чуть-чуть — сорвется в пляс: Взметнутся…

  • Нечего было терять...

    Ты звонками мне душу не рви Да и в клавиши пальцем не тыкай: Отыскался конец у любви — И карета рассыпалась тыквой, Кучер-крыса сбежал наутек,…

  • Осенняя меланхолия

    Все больше желтизны в ветвях берез и кленов, Коралловых мазков в резной листве рябин, А ведь еще вчера глаз отдыхал на кронах Зеленых, как вода…