Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Category:

История моих ошибок. Продолжение

Предыдущая глава: https://junetiger.livejournal.com/767556.html#comments

6. Как жаль, что человек верит только в то, во что хочет верить

Алексей ждал меня дома без особой тревоги: во-первых, он был уверен, что врач из-за профессиональной этики не сообщит мне чудовищную ложь, которой он пытался прикрыть не только свое половое бессилие, но и полную духовную импотенцию, а во-вторых, он же не знал, что рассказал правду под гипнозом — он просто не мог этого помнить. Выводить его на чистую воду и устраивать скандал не было никакого смысла — да и я в своей семейной жизни ни разу до этого не опустилась: слишком сильное отвращение к бесконечным родительским разборкам не позволяло мне этого делать. Так что мы спокойно поужинали и я передала Алексею рекомендацию профессора разъехаться на некоторое время.
Видно было, что эта идея ему не понравилась, но, выслушав приведенные аргументы, он согласился и уже на следующий день отбыл с вещами на историческую родину — вернулся в лоно «сволочной семейки». А я облегченно вздохнула: в мой дом опять потянулись друзья — ко мне особенно любили приезжать летом: лес, речка, пляж давали столичным жителям возможность бесплатно отдохнуть на природе — оздоровиться и загореть. Алексею не нравилось царившее вокруг меня веселье, но он не мог быть постоянным участником наших развлечений: он продолжал все выходные вкалывать на строительстве гаражного кооператива: три года он проводил на барщине с вечера пятницы по вечер воскресенья и целиком летние отпуска: кирпичный гараж с подвалом для хранения продуктов, смотровой ямой и антресолями для складирования барахла был дорогим
удовольствием, но обошелся папаше-солдафону бесплатно: сын отработал всю сумму, которую владельцы других боксов оплатили наличными. Я ни разу не попрекнула Алексея тем, что сижу все выходные дома одна — считала, что он должен помогать родителям, хотя, конечно, меня раздражала бесцеремонность, с которой его отец распоряжается жизнью сына а значит, и моей.
На работе у меня появился поклонник — молодой вдовец, предприимчивый и амбициозный хлопчик, выходец из Донецких степей, прибывший покорять столицу после окончания школы. Естественно, поступив в МГУ, он сразу же озаботился поисками супруги с московской пропиской и к окончанию вуза женился на очень больной девушке, родители которой готовы были поселить под своим кровом провинциального зятя — хотели подарить дочери кусочек счастья в ее короткой жизни. А окольцованный получил возможность поступить в аспирантуру, защитить кандидатскую и устроиться на работу в наш академический институт., в котором трудился преимущественно женский коллектив — ему же предстояло снова заключить брак с москвичкой. На всякий случай этот носитель малороссийского практичного менталитета кокетничал со всеми женщинами, подходящими по возрасту на роль будущей супруги — и я оказалась в их числе. Он только не знал, что я на дух не выношу мужиков, карабкающихся по карьерной лестнице, стартуя с плеч жены: даже Кирилл, к которому я испытывала очень теплые чувства, оттолкнул меня этим. Но общаться и развлекаться в одной компании с подобными товарищами моя принципиальность не мешала — вне работы все комсомольские вожаки одинаково циничны и порочны.
Вскоре супруга любимца женского коллектива института скончалась, и безутешный вдовец погрузился в океан сочувствия, не забывая подбирать себе в серебристых косяках потенциальных невест золотую рыбку, способную решить его квартирную проблему.. Как-то и я пригласила его провести выходные с нами — мы собирались сходить в лес по грибы. Поход оказался удачным — набрали даров леса и на большую сковороду, чтобы полакомиться самим, и передали большой пакет ароматных грибов тестю и теще парубка, у которых он продолжал жить. Они обрадовались нашему подарку и благословили Вадима все следующие выходные проводить с нами — возможно, они просто хотели отдохнуть своей семьей от в общем-то чужого человека в своем доме.
Мне же было с ним веселей — к тому же я видела, как меня ревнует Алексей, а это было очень полезно для его выздоровления. Я искренне жалела Вадима, старалась его поддержать в трудный момент, но замуж за него выходить не собиралась, помня о том, как чуть не лишилась своей квартиры — прописывать на свою жилплощадь я никого не планировала. К Новому году меня уже стала тяготить навязчивость вдовца: он и на работе заходил проведать меня по несколько раз в день, засыпал комплиментами и признаниями в любви. :Не верила я в его искренность и однажды, прижатая им к стеллажу в библиотечном хранилище, выпалила ему в лицо: «Вадик, но я-то тебя НЕ люблю!» И комсомольский вожак института разрыдался, как пятилетний ребенок — чем не на шутку меня напугал. Я решила сворачивать дружеские отношения, хотя это было непросто: зам.директора института забрал меня из библиотеки к себе в лабораторию: ему позарез был нужен переводчик, потому что он часто ездил по международные конференции с докладами и публиковал статьи в иностранных журналах. Таким образом мы с Вадимом оказались в одном подразделении, но общались только по работе. Когда через полгода он узнал, что мы с Алексеем женимся, очень переживал - «почернел лицом и похудел» - как сказала одна наша сотрудница. Может, и правда, любил — кто знает. Пока я была в отпуске по уходу за новорожденным сыном, он женился на молоденькой лаборантке — видимо, брак оказался удачным: у него есть сын и дочь.
А насчет Алеши профессор оказался прав: раздельное проживание, подкрепленное ревностью, привело к быстрому выздоровлению: друзья подшучивали над испепеляющими взглядами, которые бросал на меня ранее несостоятельный жених: в нем наконец-то проснулся мужчина! Дело дошло до постели — пусть неумело и скромно, но получилось! Конечно, я его хвалила и поддерживала: помог опыт, приобретенный с моим предыдущим раскрепощенным мужем Ильей. Но это еще была не победа, а успех — виктория пришла, когда, изучив спермограмму, доктор вынес вердикт: «Вы больше не бесплодны и можете иметь детей!» Мы подали заявление в ЗАГС и через месяц расписались, уверенные, что нам уготована долгая и счастливая семейная жизнь. А может, только одна я в это верила — прожив с Алексеем почти сорок лет, я так и не узнала, что у него на уме. Свадебное путешествие нам подарил его институт — трехдневные путевки в Таллин, где моего мужа все принимали за иностранца — видимо, немецкая кровь себя выдавала. Став законным супругом, Алексей расслабился и, видимо, решил, что теперь я никуда не денусь, а его родственники гораздо важнее жены и будущего ребенка — иначе как можно объяснить то, что в обеденный перерыв он сначала заезжал на часок к родителям, а уж потом отправлялся перекусить домой: видимо, состояние глубоко беременной жены, не имевшей под рукой телефона, чтобы вызвать «скорую» в случае ухудшения самочувствия, его нисколько не беспокоило. Беременность протекала тяжело — мне даже пришлось полежать на сохранении в местной больнице: врачи пророчили сложные роды, именуя меня старородящей — и это в 33 года! Под влиянием их пугающих прогнозов я совершила главную ошибку в своей жизни: доверившись своему мужу, прописала его в своей квартире — за эту роковую оплошность я расплачиваюсь по сей день.

Продолжение следует
Tags: роман История моих ошибок. Продолжение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments