Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Турлагерь. Избежать опасности.

Но по соседству с лагерем обитали не только сказочно красивые и вполне безобидные насекомые - лес населяли самые разные животные, с которыми мы время от времени пересекались на нехоженых доселе тропинках, протоптанных зверьем, направлявшимся на водопой. Вода в небольшой речке была чистой, но идти до нее приходилось минут пятнадцать, поэтому мы лишь трижды в день проделывали этот путь, чтобы помыть посуду и заодно набрать немного воды для гигиенических нужд, а для приготовления пищи использовали прозрачную и вкусную воду из лесного родничка - совсем крохотного фонтанчика, бьющего на дне неглубокого овражка. Ключ был таким слабым, что рожденный им ручеек не успевал добежать до опушки, а лишь увлажнял почву на дне балки. Чтобы набрать бидончик, приходилось ждать минут пять, а то и больше — вот мы и решили вырыть небольшую ямку, где бы накапливалось достаточно воды, чтобы зачерпнуть ее ведром. Наш водоем понравился лесным обитателям, судя по вытоптанной их лапами траве вокруг углубленной лужицы. А однажды мы застали там барсука, настолько увлеченно утолявшего жажду, что он даже не заметил нас, замерших всего в нескольких метрах от родника. Вода попадала ему в нос, и он смешно отфыркивался и мотал головой, а мы еле сдерживали смех. К сожалению, расстояние не позволило мне понять, как он пьет: лакает, как кошка, или делает глотки, как человек — так до сих пор и не знаю этого. Напившись, барсук отряхнулся и степенно направился вглубь леса.
Однако не все встречи оказывались такими безобидными. Как-то парни отправились за водой к роднику, а вернулись с пойманной гадюкой! Зачем они притащили ее в лагерь — так никто и не понял. Змея тоже явилась на водопой, а они вместо того, чтобы подождать, когда она напьется и уберется восвояси, решили ее поймать. Самый смелый нес ее, зажав голову между двумя ветками, нелепо растопырив локти и не сводя с нее настороженного взгляда. Еще бы! Ведь стоило ему споткнуться или чуть ослабить руки — и вырвавшаяся на свободу гадюка не преминула бы отомстить за издевательство и обязательно кого-нибудь укусила бы. Его напарники сопровождали прибытие змеи в лагерь громкими криками: «Змея! Гадюку поймали! Смотрите, кого мы несем!»
Естественно, все ребята и учителя, услышав эти вопли, прибежали к костру — главному сборному пункту нашего лагеря. Детям было любопытно, а учителя не на шутку испугались: они же отвечали за жизнь и здоровье детей, а змея представляла собой реальную опасность. Надо было срочно решать, что с ней делать. Гадюка, видимо, тоже испугалась: если раньше она висела, как плеть, до самой земли, то теперь начала извиваться всем телом, пытаясь освободить свою голову из тисков. О том, чтобы выпустить, ее уже не было и речи — ее просто не смогли бы никуда унести, так она вырывалась. Тогда мой отец, руководивший лагерем, постановил засунуть змею в банку. Не помню, сколько времени на это ушло, но ему удалось сначала накрыть ее этим стеклянным сосудом, а потом подсунуть под горлышко жестяную крышку. Змея оказалась в ловушке. Перевернутую вверх дном банку поместили в горячую золу и угли костра — другого способа умертвить гадюку не придумали — и придерживали ее палкой, чтобы извивающаяся змея не смогла ее опрокинуть. Несмотря на запреты учителей, ребята сгрудились у костра и наблюдали страшный танец смерти через слегка запотевшее стекло. Кто-то отпускал издевательские замечания в адрес змеи, кто-то вскрикивал от страха при каждом ее сильном толчке, кто-то молчал. А я стояла и тихонько плакала, потому что мне было безумно жалко это несчастное, пока еще живое существо, которое страдало и билось в предсмертных муках. Потом я ушла в свою палатку, а ребята положили мертвую змею на муравейник — через сутки ее уже не было видно.
Чтобы я не переживала, мальчишки поймали в овражке и подарили мне крохотного ужонка, не более десяти сантиметров в длину. Он был черный, с двумя желтыми точками на головке и совершенно не холодный и не скользкий — скорее бархатный на ощупь. Малыш ползал у меня по руке, но пить молоко из блюдца не захотел — пришлось его выпустить на волю, чтобы он не умер от голода. С меня хватило и погибшей гадюки.
Subscribe

  • Прозрение

    Еще маячит смутный силуэт На горизонте памяти поблекшей - А ведь казался ярким столько лет: Воистину — меня попутал леший! Казался принцем…

  • Бабье лето

    Бабье лето опоздало - Дождь все лил и лил без меры: И плывет рябины алой Флот листвы по луже серой. Долго дул холодный ветер Лес выстуживал под…

  • Колодцы на все случаи жизни

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Прозрение

    Еще маячит смутный силуэт На горизонте памяти поблекшей - А ведь казался ярким столько лет: Воистину — меня попутал леший! Казался принцем…

  • Бабье лето

    Бабье лето опоздало - Дождь все лил и лил без меры: И плывет рябины алой Флот листвы по луже серой. Долго дул холодный ветер Лес выстуживал под…

  • Колодцы на все случаи жизни