Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Турлагерь. Наш теремок. Часть 1

палатка двухм.

палатка многоместн.

Полтора часа тому назад мы оставили за спиной уютный палаточный городок, неторопливо занимающихся хозяйственными делами возле едва дымящегося костра дежурных, повариху, примостившуюся за небольшим, сколоченным из привезенных с собой досок, столом для готовки — и вот ничего этого на месте не оказалось! Перед глазами возникла картина страшной разрухи — только воронок от разорвавшихся снарядов не было, а остальное напоминало виденные в кино документальные кадры военной хроники.

Островерхие и просторные двадцатиместные палатки, надежно закрепленные при помощи прочных веревок, привязанных к вкопанным довольно глубоко кольям, шквал повалил, но унести не смог — видимо намокший брезент оказался слишком неподъемным. А вот маленьким, двухместным палаткам, не повезло - на них стихия отыгралась вволю: их сорвало и разметало по всей округе! Одну забросило на старый кряжистый дуб, в тени которого повариха шинковала овощи и колдовала над составлением оригинальных блюд из совершенно обычных продуктов. Палатка свисала, зацепившись веревками за корявые сучья, и дерево стало напоминать саму стряпуху, обряженную в огромный фартук. В корнях валялась кухонная утварь, а на уцелевшем столе была рассыпана мокрая гречка, которая должна была превратиться в аппетитную кашу, столь любимую всем лагерем и часто поедаемую на ужин.

Града нигде не было — видимо. он успел растаять, пока мы возвращались с речки. В начале пути мы повизгивали оттого, что босые ноги упрямились и отказывались идти по траве, густо припорошенной уже потерявшими свои фантастические размеры градинами, но чем дальше мы уходили от берега, тем меньше льдинок оставалось на земле. По дну обычно сухой ложбины бежала небольшая река — то стекала ручьями вода с соседнего поля, широкого плоского луга и из расположенного на невысоком пригорке леса. На склоне лога мы обнаружили вторую двухместную палатку, один край которой полоскался в грязном потоке — удивительно, что ее не унесло в разгар грозы, когда воды было намного больше. Третью палатку, нашу с отцом, шквал забросил на край ржаного поля, которое напоминало прилизанную шевелюру великана — непостижимо, но, высохнув, озимая рожь встала и, видимо, даже дала неплохой урожай!

Самым страшным оказалось то, что в одно из деревьев, между которыми стояла наша палатка, попала молния, расколов его на две неравные части, развалившиеся в разные стороны. Если бы мы с отцом оказались во время грозы в лагере, то непременно спрятались бы в палатке и могли бы погибнуть от многомиллионного электрического разряда, но я пошла с ребятами на речку, а отца вызвали по делам в райком КПСС — он был секретарем партийной организации школы. Он уехал в город рано утром и должен был вернуться вечерним автобусом, который довозил пассажиров до середины вытянувшегося вдоль дороги села, а потом прошагать еще более трех километров до лагеря.

Ошарашенные увиденным, мы стали потихоньку собирать разбросанные по всей округе вещи. Хорошо, что для хранения продуктов мы в день приезда вырыли некое подобие погреба в лесу: там всегда было прохладнее, чем в лагере, и даже соленое сливочное масло не портилось. Таким образом, продукты сохранились, если не считать крупы, приготовленной для ужина — но мы и ее собрали со стола. Оказалось, что потери невелики: бесследно исчезли вещи, которые сушились на веревке — их сорвало ветром, но никто не огорчился. Одежды дорогой тогда вообще у народа не было, а уж в лагерь брали самое старенькое и страшненькое — чтобы и в поле работать сгодилось, и в поход отправиться. Гораздо хуже дело обстояло с постелью. Все тюфяки и подушки из двухместных палаток, а в них жили учителя и повариха, оказались насквозь мокрыми и совершенно не годились для ночевки. К счастью, постельные принадлежности школьников не пострадали: палатки сложились от ветра, накрыв все, что в них находилось. Так что стихия еще смилостивилась над нами!

Но куда подевались люди? Повариха была женщиной довольно крупной, да и парни, дежурившие в тот день, ответственные за поддержание костра и обязанные выполнять любую тяжелую работу, тоже были сильными и плечистыми — не могло же их унести шквалом! Две девочки, помогавшие на кухне, еще могли бы полетать, как сказочные феи, но не эти трое. В голову полезли самые страшные мысли.

Продолжение следует.

палатка-склад

поварская вотчина
Tags: Турлагерь, дети, жизнь в СССР, каникулы, костер, лето, палатки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments