Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Categories:

История моих ошибок. Глава 14. Ярмарка тщеславия.

Наша группа сначала насчитывала аж шестнадцать человек, то есть была самой большой на потоке. На это, по-видимому было две причины: во-первых, по опыту предыдущего года, кафедра английского языка готовилась принести обильные человеческие жертвы представителям темных сил, а во-вторых, только у нас в группе очутились две «вольнослушательницы» - те самые сестрицы-зубрилки, которые, оказались настолько тупыми, что, даже закончив спецшколу и имея мать-преподавателя английского языка в другом учебном заведении, готовившем кадры для колхозов, не смогли набрать количество баллов, необходимое для поступления в университет. Но, поскольку их мамаша, скорей всего, когда-то училась вместе с нашими преподавателями, то придумана была такая, вряд ли законная, схема проникновения в вуз. Конечно, место им было расчищено в первую же сессию, и они стали гордо именоваться студентками, а толковых, ни в чем не повинных, ребят вышвырнули на улицу (они все, вполне естественно, сразу же поступили в другие вузы и в последствии благополучно их закончили).
За пять лет ученья в нашем классе, сестрицы абсолютно ничем себя не проявили, были мышами самой что ни на есть серой масти. Внешне они были довольно похожи: с очень смуглой кожей, черными, вечно растрепанными волосами, вьющимися «мелким бесом», с маленькими и злыми, прямо-таки змеиными, глазками, взирающими на окружающий мир исподлобья, крупными носами и кривыми зубами, торчащими из постоянно открытого рта, видимо, из-за неправильного прикуса. Если бы какой-нибудь режиссер задумал снять криминальную картину из привокзальной жизни, на роль преступниц-цыганок кастинг можно было бы не проводить: сестрички были бы то, что надо, только накинуть на голову потертую пеструю шаль и сунуть в руки сопливого орущего ребятенка в замызганном тряпье. Не помню, чтобы они когда-нибудь улыбались, а вот бросать осуждающие или завистливые взгляды на сокурсников они были большие мастерицы. Я уверена: именно их надо было оставлять работать на кафедре после получения диплома — преемственность малограмотности, агрессии и убожества, непременно, была бы обеспечена. И, представьте себе, по крайней, мере одну из этих мутанток, взяли замуж! Какое же должно быть безрыбье, чтобы позариться на такого рака: ведь его надо наблюдать рядом с собой целый день, а ночью ложиться спать в одну постель - вот ужас-то! Только что мой муж придумал довольно пошлый, но точный каламбур: для того, чтобы спать с такими раками и не пугаться, существует одноименный способ!
Описывать тех, кого выгнали на первом курсе я не буду, из этой «шестерки» мне больше всего было жалко Виталика, мы дружили, да и учился он по остальным предметам хорошо, но наши старые девы на дух не переносили мужчин, поэтому нещадно их искореняли на факультете. Остался от нас один десяток, причем четверо были из параллельного класса, но ведь наш гонористый контингент и между собой не дружил, а уж с другим-то классом вообще не знался. Они тоже держались несколько отстраненно, тем более, что двое ушли в академический отпуск, а третья девочка особенно ни с кем не дружила, английский знала слабовато, но училась усердно, поэтому была любима всеми мною ранее описанными преподавателями языка, кроме Фуада, которого примитив не вдохновлял.
Четвертым из их компании был очень хороший и добрый парнишка, наивный и доверчивый, открытый и всегда готовый помочь, надежный и обстоятельный, всегда выполнявший обещания и делавший все на совесть. Казалось, он сосредоточен только на учебе, ничто другое его не интересует, он ни за кем не ухаживал, хотя наш факультет в университете называли «малинником»: у нас было много симпатичных девиц, красиво одетых и накрашенных (как и в нашей школе, здесь учились дети местной элиты). Не только наши злыдни, но и вполне доброжелательные девчонки любили над ним подшучивать и специально звали его то в кино, то на свидание, прекрасно зная, что на все приглашения последует один и тот же ответ: «After graduation! - После окончания вуза!». Он был единственным в нашей группе, кто не осудил меня за раннее замужество. Я не сомневалась, что Рома сделает добротную научную карьеру — и не ошиблась( спасибо уже упоминавшемуся ранее сайту!): он давно защитился, имеет много печатных работ, выступает на международных конференциях и даже был женат! Я была счастлива увидеть его фотографию в Интернете спустя столько лет и очень благодарна ему и его другу (однокласснику моей сестры) за их теплые, дружеские письма, которые и вдохновили меня на написание этой книги.
Кроме меня и описанной в другой главе девицы с птичьей фамилией на второй курс благополучно перешли еще две мои бывшие одноклассницы, милые, симпатичные девчонки, доброжелательные и чуткие. Одна, со светлым именем, была немного пессимистична или, скорее грустна, будучи домашней девочкой, единственным ребенком в дружной интеллигентной семье, она, видимо страшилась будущей жизни с ее проблемами и испытаниями. Помню, как на последнем апрельском субботнике в университете мы стояли во дворе с метлами и лопатами, ожидая завхоза, чтобы сдать инвентарь, пригревало солнышко, а она вдруг положила мне голову на плечо и сказала каким-то обреченным тоном: «Счастливая ты, Наташка, вон, как Сережа тебя любит! А я никому не нужна.» У меня прямо чуть слезы не полились, так печально это прозвучало. Я обняла ее и постаралась успокоить: « Все у тебя будет: и любовь, и муж, и дети! Не грусти!» Недавно узнала, что она разведена, ее взрослая дочь нашла работу в Москве и пытается перетянуть сюда и свою маму тоже. Зная, как тяжело переносить одиночество в чужом городе, я попросила своего однокурсника Рому передать ей мои координаты, но звонка пока не было.
Последнюю в этом списке я, вообще, считала подругой: она бывала у меня дома, я — у нее, у них была странная семья: очаровательная, очень добрая мама, офтальмолог по профессии, кандидат наук, красавица-блондинка, веселая и гостеприимная, и папа, любивший выпить и гонявший по ночам своих трех женщин ( младшая дочь была совсем маленькой). Мы вместе готовились к экзаменам, обменивались книжками и шпаргалками, поверяли друг другу разные тайны, никогда не ссорились. Помню, как она познакомилась со своим будущим мужем, но после университета я уехала в Москву, и мы потерялись. Как-то в обеденный перерыв, выбежав в магазин, я встретила ее двоюродную сестру на Ленинском проспекте и узнала, что у нее родилась девочка. Год назад, пытаясь как-то собрать своих одноклассников, рыскала по одноименному сайту и нашла ее дочь, которая живет за океаном, написала ей, дочка дала номер маминого телефона в Москве, я обрадовалась, стала звонить, но номер сотового оказался заблокированным — не хочет общаться. Рома не удивился, сообщил, что она развелась, и, видимо, пережитое отразилось на ее характере негативным образом. Может и так, но я думаю, что либо стесняется своего одиночества, либо боится, что попрошу что-нибудь из Америки (когда я туда ездила, меня замучили поручениями). А мне от нее ничего не надо.
На третьем курсе в нашу спецгруппу посадили второгодника — оказывается, и такое возможно, когда твой папа влиятельный человек. Нас предупредили, что он «стучит» не только в деканат, но и намного дальше, поэтому на все его провокационные разговоры мы отвечали уклончиво или молчали. Впрочем, оказалось, что у нас был не один дятел, а целых три: «очаровательные» сестренки отрабатывали свое незаконное пребывание в университете все пять лет.
Перед самыми госэкзаменами у нас в группе появился еще один студент, приехавший из Египта, где он проработал переводчиком два года. Он был потрясающе модно одет и предстал перед сонмом наших грымз во всем великолепии, чего ему, конечно же, не простили, поставив «неуд» по языку на выпускном госэкезамене . Слава Богу, к нам на факультет за год до этого назначили нового декана, очень хорошего и порядочного человека, он настоял на пересдаче, и тот получил-таки диплом вместе с нами.
После зимних каникул на третьем курсе к нам в группу из академического отпуска пришла Элла
Она рано вышла замуж, родила ребенка и, вернувшись в университет, попала в нашу группу. Поскольку я была единственной замужней студенткой в коллективе, она сразу же потянулась ко мне, и мы подружились. Видя, как она перегружена семейными заботами, я старалась, чем могла, помогать ей в учебе, она была очень ответственной и выполняла все задания. Мне нравилось бывать у нее дома, играть с ее очаровательным сынишкой, обсуждать разные вопросы, наши мнения почти всегда совпадали — в общем, у меня появилась любимая подруга, которая позднее очень помогла нашей семье, но об этом не сейчас.
У меня были хорошие отношения и с девчонками из других групп нашей кафедры, и с немками, и с француженками. Когда мы стали изучать второй иностранный язык на третьем курсе, то общение наше превратилось в сотрудничество, потому что мы проверяли друг у друга домашние задания, объясняли грамматику, переводили новые слова. Наша взаимопомощь бесила сестриц-цыганок, ведь к ним никто не обращался, видя их убожество, а, значит, и они не могли ни на кого рассчитывать.
Особого веселья на нашем факультете не было, я обычно ходила на вечера к друзьям в авиационный институт, но пару раз попала и на университетские мероприятия. После первого я чуть не погибла (на меня напал бандит с ножом прямо в моем подъезде), а на втором я познакомилась с Сережей, и это изменило всю мою жизнь.

Конец первой части.
Tags: "История моих ошибок" роман, проза
Subscribe

  • Как мы с котом худели

    На прошлой — для нас очень трудной — неделе Мы вместе с котом интенсивно худели: Точь в точь выполняя все пункты программы, Мечтали быстрей…

  • Апрельское

    Деревья во дворе зазеленели, Апрельскою омытые грозой: Вчера пейзажи оживляли ели - Сегодня всё покрылось бирюзой. Лес вдалеке подернут нежной…

  • Зачеркнутая строчка

    В блокноте жирною чертой Зачеркнута одна строка: Так я расправилась с тобой - И тяжела была рука. В нажатие на карандаш Вложила я такую боль,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Как мы с котом худели

    На прошлой — для нас очень трудной — неделе Мы вместе с котом интенсивно худели: Точь в точь выполняя все пункты программы, Мечтали быстрей…

  • Апрельское

    Деревья во дворе зазеленели, Апрельскою омытые грозой: Вчера пейзажи оживляли ели - Сегодня всё покрылось бирюзой. Лес вдалеке подернут нежной…

  • Зачеркнутая строчка

    В блокноте жирною чертой Зачеркнута одна строка: Так я расправилась с тобой - И тяжела была рука. В нажатие на карандаш Вложила я такую боль,…