Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Моя любимая 91-ая - супершкола. Отрывок из романа "История моих ошибок".

общий вид лето

Глава 9. Do you speak English ?

Но, конечно, главным, ради чего мы все собрались в нашей школе, был интерес к английскому языку: к культуре, традициям, истории государств и образу жизни людей, проживающих в дальних странах и говорящих на этом языке. Предметов, связанных с английским, у нас было несколько: грамматика и лексика, разговорный английский, история Европейских стран, научно-технический перевод и зарубежная литература — всего 16 уроков каждую неделю в дополнение к обычной школьной программе. Каждый класс делился на три группы по 8-10 человек, поэтому школе понадобилось набрать много учителей, способных преподавать материал на английском языке. Надо заметить, что в 30-40 годы в СССР повсеместно изучали только немецкий язык в силу исторической необходимости, соответственно и преподавателей английского готовили совсем немного. В 50-е годы политическая ситуация в мире коренным образом изменилась, началась «холодная война», нашим идеологическим противником стали США, и английский язык прочно и надолго воцарился на лингвистическом троне. Советские вузы увеличили в несколько раз количество мест на соответствующих отделениях филологических факультетов, и, как теперь принято говорить, на рынке труда появился ручеек молодых специалистов, которые, в отличие от довоенных студентов, уже во время учебы имели возможность подрабатывать переводчиками на тех промышленных предприятиях, где трудились или стажировались иностранцы — то есть обладали не только книжными знаниями, полученными от преподавателей-теоретиков в вузе, но и, имея богатую практику общения с носителями языка, могли свободно говорить по-английски. Именно этих специалистов и привлекал Джеймс к работе в нашей школе, поэтому и учиться у таких молодых, энергичных, по-современному раскрепощенных и эрудированных людей было очень интересно.
Наибольшее впечатление не только на меня, но и на всех без исключения, произвела Тамара Алексеевна: милая, молодая, полненькая, рыжеволосая красавица с аккуратно подщипанными и причесанными бровками, с губами безукоризненной формы, накрашенными помадой кораллового цвета (в то время почему-то женщины в стране предпочитали фиолетовые оттенки). А как она одевалась! Даже традиционный для советской школы праздничный «белый верх — черный низ» в ее исполнении представлял собой ослепительно белую воздушную кружевную блузку и элегантную обтягивающую юбку чуть ниже колена с небольшим интригующим разрезом сзади, дополненную широким кожаным поясом с нарядной пряжкой. Ее обувь нас прямо-таки потрясала: она всегда носила туфли на очень высоком каблуке-шпильке, видимо, чтобы казаться выше и стройнее, остроносые, самых разных цветов ( в наших магазинах палитра ограничивалась тремя: черный, белый и коричневый). В общем, она была ЖЕНЩИНОЙ, ухоженной, нарядной, образованной и воспитанной. Никакие манекенщицы из советских журналов мод не могли с ней соперничать. Она завораживала, притягивала к себе не только взгляды, но и сердца. Тамара Алексеевна проработала два года переводчиком в Египте, где, будучи умной и тонкой по своей природе, не только приобрела модную одежду, но и успешно впитала в себя манеры западных женщин. Когда она появилась в нашей школе, у нее был совсем маленький ребенок, и нагрузка была большая : она вела во всех классах зарубежную литературу, а жила ее семья в доме свекрови, то есть баловать ее было некому. Конечно, она, должно быть, уставала, но никогда этого не показывала: всегда была свежа и ослепительно красива. Созерцая это неземное совершенство, я для себя решила, что, обязательно, стану такой же яркой, привлекательной женщиной, когда вырасту, и сдержала данное себе слово. Спасибо Вам, дорогая Тамара Алексеевна! Именно благодаря Вам я превратилась из гадкого утенка в белого лебедя, которого мужчины провожали восхищенными взглядами и возгласами: «Какая красивая девушка (а позже — женщина)!». Если бы я выходила замуж за всех, кто делал мне предложение, то развестись для очередного брака мне пришлось бы раз пятнадцать! «Главное для женщины — это не классическая красота, а обаяние, в нем секрет успеха» - так нас наставляла, уча житейской мудрости, наша богиня.
Но на ее уроках мы не только получали эстетическое наслаждение, она великолепно знала зарубежную литературу, мастерски ее преподносила, пробуждая в нас не просто интерес, а настоящую любовь к англоязычным авторам, которые даже в переводе зачастую были трудны для восприятия советским человеком. От нее я впервые услышала фамилию Голсуорси и узнала о его романах «Сага о Форсайтах» и «Современная комедия», а когда в девятом классе мои родители купили собрание сочинений этого выдающегося писателя, лауреата Нобелевской премии, я запоем прочитала все его произведения. Это был шок: как смог мужчина постичь внутренний мир женщины, так тонко понимать ее чувства и ощущения и так глубоко сопереживать — уму не постижимо! Джон Голсуорси — гений, а герой его главных романов Сомс Форсайт — это мой идеал мужчины, с юности и по сей день. Думаю, любая женщина мечтает иметь рядом с собой порядочного, надежного, ответственного, щедрого и боготворящего ее мужчину, способного на самопожертвование ради жены и детей. И никакой он не «собственник»!
Мне кажется, что Джеймс принадлежал к этому редкому типу мужчин, умеющим, с одной стороны, взять на себя ответственность как за совершенные им поступки и принятые решения, так и за тех людей, которые оказались под его крылом, и дома ,и на работе. Рядом с таким человеком не страшно нигде и никогда, потому что он порядочный и надежный. Я знаю, что многие в нашей школе его недолюбливали, считая выскочкой и порождением капиталистического строя. Что ж, в таком случае, честь и хвала такой системе, которая дает человеку ощущение свободы и возможность воплощать свои мечты в жизнь, и одновременно осознание и готовность принять на себя ответственность за свои поступки.
Преподавателем он был «от Бога», мог объяснить самое сложное и непонятное так виртуозно и просто, что доходило даже до самой тупой на свете девочки, которая училась в нашей группе по причине высокого положения ее отчима. Если бы он задумал пойти в артисты, то, наверняка, сделал бы блестящую карьеру и прославился на весь мир. Богатейшая мимика его подвижного лица, пластика его движений, мелодика его речи, передававшая лишь при помощи интонации широчайшую гамму чувств — даже если бы он говорил по-китайски (а он, конечно же, владел и этим языком, кроме французского и немецкого), окружающие, вне всякого сомнения, поняли бы, о чем идет речь. Нам повезло, что карьере бизнесмена и актера он предпочел провинциальную крошечную сцену, располагавшуюся между рядами парт и классной доской, и, более того, сделал нас не только зрителями, но и участниками поставленного им спектакля.
Одевался он, как и положено артистичной личности, с безупречным вкусом. Он никогда не носил темно-синих, в узкую белую полоску, двубортных габардиновых костюмов, в которых, казалось, щеголяла, вся мужская часть населения страны. Мало того, его брюки не совпадали по цвету с пиджаками, сшитыми из каких -то удивительных материалов. Особенно мне запомнился вельветовый пиджак песочного цвета в комплекте с коричневыми брюками и галстуком. Его одежда всегда была идеально чиста и отглажена, а обувь начищена до блеска. Из нагрудного кармана выглядывал уголок носового платка в тон рубашки, и даже замшевый футляр для его очков был какой-то необычной, изысканной формы.
Он, вообще, был интересным мужчиной: высокий, стройный, подвижный, с очень богатой мимикой. Красавцем, в традиционном понимании, он не был: лысина подвела, хотя, наверняка, в молодости был неотразим: смуглый брюнет, обладающий поджарой, спортивной фигурой и прекрасными манерами. Он был немногословен, серьезен, но при этом обладал отличным чувством юмора. А какая энергия исходила от него! Конечно, он вызывал зависть у «серых мышек», не обладавших его харизмой, и раздражение нерадивых коллег, да и учеников, потому что был очень требователен как к окружающим, так и, в первую очередь, к себе. Наша школа была не просто его мечтой, а драгоценным детищем, в которое он вложил всю свою душу и силы. Конечно, такие люди получают признание своих заслуг с большим опозданием, если вообще успевают его получить. Помню, он как-то грустно сказал на уроке: «Вы сейчас не в состоянии понять, кто я, и какую роль играю в вашей жизни. Только через много-много лет вы осознаете это». Как же он был прав! ...


С Днем знаний, дорогие друзья!
Tags: День знаний, роман "История моих ошибок", школа
Subscribe

  • Гагарин

    Ему весь мир сегодня благодарен: Он — наш Икар, взлетевшая звезда! Фамилия его — майор Гагарин - В истории осталась навсегда. Нет на Земле…

  • Опрокинулось небо в ладони озер...

    Опрокинулось небо в ладони озер, Облака лебедями поплыли, Обживая невиданный прежде простор, След оставив в серебряной пыли. Еще тает в низинах…

  • Добрая весть

    Сегодняшний день — в жизни важна веха: Прекрасную весть добрый ангел принес! Печаль разлетелась осколками смеха, В глазах заблестели жемчужинки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

  • Гагарин

    Ему весь мир сегодня благодарен: Он — наш Икар, взлетевшая звезда! Фамилия его — майор Гагарин - В истории осталась навсегда. Нет на Земле…

  • Опрокинулось небо в ладони озер...

    Опрокинулось небо в ладони озер, Облака лебедями поплыли, Обживая невиданный прежде простор, След оставив в серебряной пыли. Еще тает в низинах…

  • Добрая весть

    Сегодняшний день — в жизни важна веха: Прекрасную весть добрый ангел принес! Печаль разлетелась осколками смеха, В глазах заблестели жемчужинки…