September 30th, 2010

Турлагерь. Лесная сказка. Часть 2.

Турлагерь. Лесная сказка. Часть 2

Ну а как же таким роскошным красавицам одним порхать над лугом? Хоть и живописным было их сказочное королевство, но и в нем бабочек подстерегало столько опасностей! Вон в густой траве притаилась лягушка, готовая в любой момент выпрыгнуть из засады и схватить зазевавшуюся или разомлевшую на июньском солнце букашку! Или откуда ни возьмись стремительной тенью метнется птичка-невеличка, камнем упадет вниз — и вот уже не видно только что отдыхавшей на цветке бабочки — лишь легонько качается стебелек, будто, машет рукой, прощаясь навсегда с незадачливой, безвременно покинувший этот чудесный мир красоткой.
Определенно, эащищать таких дам должны кавалеры! И они у них были! Эти вельможи носили мундиры, очень похожие на одеяние папской стражи в Ватикане: такие же полосатые, ярко желтые с черным! Одни выглядели толстенькими коротышками, неспешно перелетавшими с цветка на цветок — как бы проверяя, не затаился ли вероломный враг среди нежных лепестков или в глубине чашечки. Конечно же, это были шмели — мохнатые деловые красавцы, знающее себе цену и оттого очень важные и несуетливые. Другие, напротив, казались взбудораженными и агрессивными, их тонкие вытянутые силуэты лихорадочно сновали над лугом, издавая громкое, пугающее, очень резкое жужжание — как будто они были чем-то недовольны и искали повода для драки. То были шершни, которых побаивались даже взрослые в нашем лагере. Все кавалеры из монаршей свиты были вооружены острыми отравленными шпагами-жалами, и никто не жаждал получить от них ядовитый укол!
Была в этой стране насекомых и своя армия: в корнях стоявшего неподалеку от лесной опушки дуба обитали целые полчища солдатиков — плоских красных жуков с черным узором на спине. С утра до ночи они занимались боевой подготовкой, сновали туда-сюда — должно быть, отрабатывая шаг или учась быстро перестраивать свои ряды. Оружия у них не было, поэтому ребята с любопытством брали их в руки и рассматривали, пытаясь определить, одинаков ли рисунок на их алых мундирах. Этот цвет украшал и маленьких пажей - божьих коровок, так и норовивших усесться прямо на нос или на одежду: мы восхищались их смелостью и всегда отпускали, приговаривая: «Божья коровка, лети на небо!», и добавляли еще несколько волшебных слов тайного заклинания, обещавшего нам исполнение самых заветных желаний и надежд. Служили в этой арми и бойцы невидимого, но хорошо слышимого фронта: каждый вечер кузнечики-разведчики отправляли свои донесения в Центр, оглашая всю округу стрекотом своих телеграфных аппаратов и писком раций.
А на границе леса и луга находилась застава: огромный муравейник, в котором всегда кипела бурная жизнь: крохотные существа были великими трудягами, вечно спешащими по своим делам, нагруженными какими-то кусочками коры, травинками, листочками, а порой и дичью — мухами или гусеницами. В первый же день нашей лагерной жизни мальчишки сунули палку в муравейник и повредили его — за что были наказаны учителями. Уже к вечеру следующего дня объект был полностью восстановлен, и больше ни у кого не возникало желания обижать мурашей. А вот угощение мы им приносили ежедневно: гусениц, мух, остатки печеной в костре рыбы — всё это моментально утаскивалось внутрь — вернее, над лакомством возводилась крыша из подручного материала, так что оно быстро исчезало из виду. А один раз мы устроили им пир на весь мир: подарили целую змею! Но это уже совсем другая история.

Продолжение следует...