September 28th, 2010

Обещанное мной год назад дополнение к роману "История моих ошибок".

"Гроздь винограда" - это рассказы, дополняющие роман. Они более подробно рассказывают о тех моментах и людях, которые показались мне самой наиболее интересными. Они идут в хронологическом порядке и начинаются с детства. Рассказы объединены в группы под названиями "Турлагерь", "Супершкола" и так далее. На сайте "Проза.ру" почти все они представлены, буду выкладывать и в ЖЖ. Если кто-то хочет освежить в памяти начало повествования об этом необычном лагере - то можно перечитать главу "Отец". Надеюсь, что рассказы понравятся - на "Прозе" их встретили тепло.

Турлагерь. Лесная сказка.

Эпизоды, не вошедшие в роман «История моих ошибок».

Мне, городскому ребенку, казалось удивительным многое, вполне обыденное и привычное, для деревенского жителя. Рядом с нашим домом располагался большой парк с яркими цветниками и красиво оформленными клумбами, над которыми в солнечную погоду вились целые тучи пчел, шмелей и бабочек. Но обилие насекомых, живущих на опушке леса и на соседнем лугу потрясло мое детское воображение. Сколько же здесь водилось жуков! Мальчишки-старшеклассники специально ловили их, чтобы показать нам, малышам, какими разными по виду, форме и цвету они бывают. Мне больше всего понравились два круглых, толстеньких жука с бронзовым и изумрудно-зеленым панцирем: они были гладкими на ощупь и сказочно красивыми — как рыцари в сверкающих латах, прибывшие на турнир, чтобы сразиться за руку и сердце прекрасной принцессы. Но королем среди жуков все-таки был другой: рогач или жук-олень — его называли по-разному. Он был крупным, темно-коричневым, почти черным, с вытянутым жестким туловищем и небольшой головой, украшенной роскошными рогами. Уж и не знаю, для чего природа наградила его этим атрибутом, но смотрелся жук, как монарх, увенчанный короной, или римский император, которому на голову водрузили отлитый из золота лавровый венок. В воздухе он перемещался с огромной скоростью, издавая устрашающее гудение, напоминавшее звук летевшего где-то в отдалении самолета.
Еще большим разнообразием отличались бабочки. Как почетные гости, приглашенные на королевский пир, они порхали над лугом, перелетая с одного цветка на другой — чтобы полакомиться всласть и попробовать все блюда, приготовленные для них цветами, самыми искусными кулинарами и кондитерами Природы. Забавно было наблюдать за тем, как уложенный колечком хоботок вдруг распрямлялся, вытягивался и превращался в длинную трубочку, которую бабочка запускала в глубину цветочной чашечки, чтобы отведать сладкого нектара, скопившегося на самом донышке этого сказочного бокала. Как и положено придворным фрейлинам, бабочки отличались фасонами и расцветками своих одеяний-крыльев: капустницы, будто кисейные барышни, сверкали белизной, желтые наряды лимонниц казались солнечными бликами, а всех рисунков и оттенков красного и коричневого вообще невозможно было перечесть! Королевой, несомненно, являлась крупная вишневая бабочка с рисунком крыльев, напоминающим глаза: черные кружочки на белом фоне, обведенные тонкой голубой линией — как очи восточной чаровницы. Мы называли ее Павлиний глаз — не знаю, почему глаз именно этой птицы, которую тогда никто из нас еще не видел. Но кто же был принцессой на этом балу? Бабочка-невеличка с нежными и хрупкими крылышками небесно-голубого цвета! Она казалась мне Золушкой, прибывшей с небольшим опозданием, когда трапеза уже была закончена и гости развлекались танцами. Вот и она без устали кружилась в ароматных воздушных потоках, время от времени присаживаясь отдохнуть на цветок или травинку, перевести дыхание и набраться сил, чтобы веселиться до самой полуночи.

Продолжение следует.