Жанна Тигрицкая (junetiger) wrote,
Жанна Тигрицкая
junetiger

Categories:

История моих ошибок. Глава 62. Подведение итогов.

К сожалению, прошлое никак не отпускает меня, я часто вспоминаю события и радостные, и трагические, особенно в последние годы, ведь у меня, наконец,появилось время, чтобы еще раз осмыслить произошедшее и, может быть понять, в чем я ошибалась, а в чем была права. Интернет дал мне возможность получить информацию о некоторых бывших одноклассниках, однокурсниках и знакомых. Жизнь показала, что почти все мои тогдашние оценки были правильными: кто хотел заниматься наукой -тот стал ученым и счастлив, несмотря на безденежье. Стяжающие удовольствия и богатство поселились за пределами нашей Родины. Готовые торговать собой удачно пристроили свой товар, получив ожидаемую выгоду. Рвавшиеся к власти прошлись по чужим головам и заняли руководящие должности. Умеющие солгать, не моргнув и глазом, побывали депутатами разных уровней или стали крутыми бизнесменами. Бездельницы и захребетники нашли себе удобные шеи, на которых восседают вполне комфортно до наших дней (за очень редким исключением).
Тот, кто разрушил мою жизнь, напоив моего мужа, и другой - завистник, поливавший грязью погибшего человека, оба похоронили своих сыновей — пусть это страшное наказание образумит тех, кто готов строить козни окружающим, подвергая их жизнь опасности. Бывшая подружка «раскладушка» родила от моего отца сына (или просто убедила его в этом, потому что до самой своей смерти он навещал ее и помогал материально — это при его-то патологической жадности!) Алешину сестру-ведьму замуж так никто и не взял, а еще говорят, что все мужики — дураки! После смерти родителей она все подгребла под себя: и трехкомнатную квартиру, и дачу, и машину, и гараж, построенный братом. В общем, наследства от родителей мы не получили: ни он, ни я. Моя мать даже не поинтересовалась, что со мной, когда Алеша ей сообщил по телефону, что я в тяжелом состоянии в больнице и могу умереть в любую минуту. Она дожила до восьмидесяти лет, поощряя порочные наклонности племянника-подонка, который в очередной раз сидит в тюрьме.
Киевский Аспирант защитил написанную для него кандидатскую диссертацию, сделал не очень большую, но все-таки политическую карьеру и теперь с пеной у рта отстаивает интересы украинской мовы, которая якобы может пасть жертвой великорусского шовинизма. Илья оказался настоящим Обломовым, только не таким добродушным. После нашего развода ни докторской он не защитил, ни семьи не создал: так и перебегал от одной мини-юбки к другой, находя себе симпатичных молоденьких дурочек, готовых жалеть его и проливать слезы, выслушивая очередные фантастические истории (в том числе и обо мне, неблагодарной москвичке, которая вероломно влюбила в себя наивного беднягу, а узнав, что он неизлечимо болен, немедленно его покинула, обобрав до нитки — впрочем, «смертельный» недуг позволил ему благополучно дожить до пенсии, а дальше следы теряются).
Я рада за Кирилла, у которого карьера сложилась очень успешно: он работает в трех местах и везде руководит коллективами единомышленников: заведует кафедрой в вузе (он уже давным давно доктор наук и профессор), возглавляет отдел в академическом институте и еще он создал совершенно новую научно-исследовательскую структуру, которая отнимает у него много времени и сил. Он поседел, облысел и стал очень похож на моего мужа Алешу — просто какие-то близнецы-братья. Его дочери почти тридцать лет, она превратилась в милую, романтическую девушку и нашла свое женское счастье, поселившись у любимого человека — провинциала, приехавшего в Москву, простого слесаря, не имеющего высшего образования, но видимо, покорившего ее чистой, не испорченной столичной жизнью, душой. Кирилл сердится на нее и называет их гражданский брак развратом, позабыв, как когда-то убеждал меня сначала пожить вместе, а уж только потом пожениться. Мы перезваниваемся и переписываемся через Интернет последние десять лет, поэтому многое знаем друг о друге. Все собираемся встретиться, да я нахожу разные причины, чтобы этого избежать, потому что, заболев, я резко постарела, а после операции набрала много лишних килограммов, от которых никак не могу избавиться, хотя не ем сладкого, жирного и даже белый хлеб, зато тренируюсь на беговой дорожке, но толку никакого нет — все такая же толстуха, что почему-то очень радует моего мужа.
Надеюсь, что в нем я не ошиблась, взвалив на себя когда-то такую тяжелую ношу. Честно признаюсь, много раз в жизни жалела, что связалась с ним, ведь отец психологически раздавил его как личность. Он ленив, безынициативен, труслив и от этого лжет, чтобы как-нибудь выкрутиться в данный момент, совершенно не думая о последствиях. Он никогда не заботился о детях, не воспитывал их ни словом, ни делом, правда, вынужден был под моим напором заниматься домашними делами и со временем научился ремонтировать квартиру, создавая своими руками оригинальный дизайн, так что теперь с гордостью демонстрирует знакомым наше ни на что не похожее жилище и выслушивает от них восхищенные комплименты. Всю нашу совместную жизнь (уже тридцать лет) я обеспечивала семью материально, поэтому, когда заболела, наступили трудные времена, но затем муж вдруг зашевелился и научился подрабатывать — оказалось, что может. А самое главное — он так перепугался, когда врачи сказали, что могу умереть в любой момент, что стал бегать ко мне в больницу по три раза в день. Все женщины, с которыми я лежала в разных палатах в течение полугода просто обзавидовались мне: «Счастливая ты — надо же, как муж тебя любит!» И правда: последние шесть лет я ощущаю заботу о себе, он стремится меня порадовать, помогает во всем, покупает цветы и подарки — проявляет внимание не только по праздникам, а практически каждый день. Вот и получается, что все-таки не зря я потратила свою жизнь, ведь как сказал давным-давно наш общий знакомый: «Только ты, Наталья, сможешь сделать из него человека!»
Мы живем дружно и все время хохочем: у нас есть свои семейные приколы и еще мы часто вспоминаем Кирилла, почти каждый день, потому что некоторые его фразы и анекдоты, рассказанные им когда-то, растащены нами на цитаты, значение которых понятно только нам, вот и веселимся, иной раз только посмотрев друг на друга. Когда я рассказываю Кириллу о том, как мы с Алешей дурачимся, он тяжко вздыхает и говорит, как мне кажется, не без зависти: «Какие вы, ребята, молодцы!» Наверное, в шикарном доме его высокопоставленной жены такие простые человеческие радости просто немыслимы и недопустимы — вот и рванула дочка из ханжеской элитной духоты на бескрайний колхозный простор, овеваемый свежими ветрами. Не представляю, как смог Кирилл выдержать тридцать лет бок о бок с постылой супругой. Как-то он мне сказал: «Почему ты мне только на работу звонишь? Запиши домашний телефон!» Я отказалась, пояснив: «Марине это может не понравиться». Он обреченно согласился: «Да, Марине это может не понравиться». В его голосе была такая тоска и безысходность, как будто его приговорили к смертной казни, и надежды на спасение нет.
Вспоминаем мы и Сережу, ездим к нему на могилку, иногда вдвоем, а порой муж и сын без меня, чтобы что-то подправить, покрасить оградку, прополоть декоративную травку, поставить свежий букет.
Не ездит только дочь, она, вообще, как только я заболела — сразу уехала жить с подругой в Москву, чтобы не ухаживать за мной. Она, будучи совсем крошкой никогда не сидела у меня на руках, а вырывалась, даже еще не умея ходить - к отцу шла на руки, к чужим людям тоже — но не ко мне. Никогда! Она не позволяла себя ни целовать, ни обнимать, ни гладить — получилась копией моей мамы: такая же холодная, неласковая, грубая и жестокая, но на людях доброжелательная, всегда готовая помочь, душа компании. Просто поразительно, что такие черты характера как лицемерие, равнодушие к близким, какая-то садистская беспощадность, жестокосердие, жадность и эгоизм могут передаваться на генетическом уровне. Мать меня ненавидела, потому что я была ее противоположностью, теперь за эти же мои качества меня ненавидит собственная дочь. За годы моей болезни она ни разу не сварила мне каши, не посидела у кровати, не подержала за руку, как это делали другие взрослые дети в больнице, навещая своих матерей. Ухаживать она отказалась сразу, заявив: «Я брезгую!».
Конечно, ей не до больной матери. Она, как попрыгунья-стрекоза, перелетает с места на место: то она в Крыму, то в Египте, то путешествует по Золотому кольцу, то ежемесячно навещает в Питере очередных друзей, обретенных благодаря Интернету. И в Москве у нее нет ни одной свободной минуты: то рок-фестиваль, то новый фильм, то боулинг, то на скейтборде хочется покататься, то бесконечные встречи в кафе и барах с постоянно меняющимися, как в калейдоскопе, приятелями-однодневками. Точно так же себя вела в юности моя сестра, как, впрочем, и в зрелости . Ей тоже не нужна была мать, о которой она не хотела заботиться, а в итоге просто убила ее, отказавшись дать лекарство. Я неоднократно пыталась поговорить с дочерью, объясниться с ней, даже подсунула ей эту книгу - в надежде, что прочитает и поймет, кто ее мать, какую непростую жизнь прожила, как дорого заплатила за возможность иметь детей, как сильно их люблю — но все бесполезно: она ничего не хочет ни слышать, ни понимать. Попыталась до нее достучаться, послав написанное о ней стихотворение, в котором выразила свою материнскую боль — она даже не ответила. Вот эти строчки. Хочу поделиться с вами:

Принцесса.

В одинокие ночи
И тоскливыми днями
Я мечтала о дочке
С колдовскими глазами

С волосами каштаново-
Медного цвета
И рожденной в «рубашке» -
Есть такая примета:

Кто в «одежке» родился -
Не узнает печали,
А удачу и счастье
Упустит едва ли.

И помчит Птица Счастья
Мою дочь в замок Принца,
Облетая ненастья,
Будет в небо стремится.

И откроется в замке
Волшебная дверца,
Наполняя любовью
И радостью сердце...

Оказалось, реальность -
Не лото и не «Бинго»:
Родилась моя дочь
С гордым именем Инга.

Заблудилась, наверное,
Где-нибудь Птица -
Получился не ангел,
А просто тигрица:

Вместо нежности — злоба,
Нетерпимость и ярость.
Для меня в ее сердце
Уголка не осталось.

И никто моей дочери
В этом мире не нужен:
Не любви она ищет,
А богатого мужа.

Вот старухой из сказки
И сижу у корыта -
Как надежды мои,
Оно так же разбито.

Так хотелось мне дочку, мою кровиночку, подружку, чтобы можно было приласкаться, пошептаться о своем, о девичьем, вместе что-то приготовить или сшить — я же многое умею и могла бы научить, а любой женщине такие навыки в жизни могут пригодиться. Но главное, что, по моему мнению, должно быть у каждой нормальной женщины — это любящее сердце, готовое на самопожертвование — ведь помогать любимым и дорогим людям, заботиться о них — в этом и состоит призвание женщины, ее счастье. Как оказалось, для многих это совсем не так.
Обо мне заботились муж и сын, вот и выходили — надеюсь, что еще доживу до внуков.
Кроме моей семьи мне доставляет радость общение с друзьями и учениками — и нынешними, и бывшими: мне встретилось много хороших людей в последние годы. Я радуюсь письмам и звонкам тех, кто не забывает меня: скоро жду в гости мою Нину Ивановну — так счастлива буду повидаться с ней! Столько событий произошло за эти годы, так много надо друг другу рассказать! А еще я люблю рассматривать присланные по электронной почте фотографии — так, даже не выходя из дома, можно посмотреть мир, путешествуя со старыми друзьями, или познакомиться с их детьми — нам, например, очень понравилась дочка Кирилла, с которой мы в жизни вряд ли когда-нибудь встретимся.
Общение с приятными и дорогими мне людьми наполняет мою жизнь, дарит ощущение нужности и счастья, но кроме них, на мою судьбу оказали огромное влияние мои самые искренние и преданные друзья — мои ненаглядные кошки и коты, в первую очередь Юраша, который прожил со мной без малого восемнадцать лет, видел всех моих мужей, утешал меня в годы отчаяния и вдовства, помогал мне нянчить моих детей, прибегая за мной на кухню или в ванную, где шум воды заглушал плач проснувшегося малыша. А однажды он спас мне жизнь, позвав из ванной, где я полоскала белье, в комнату, заполненную дымом из-за взорвавшегося телевизора. Он был настоящим героем, моей опорой, соратником и наперсником, ведь именно ему я рассказывала, возвратившись с работы домой, обо всем, что произошло со мной в этот день. После его смерти я не хотела заводить другого кота, ведь очень переживала потерю друга, но через несколько лет, не выдержав, взяла в дом очередного рыжего пушистика. Бывало у нас и по двое-трое кошек за раз, ведь дети приносили с улицы несчастных, которых мы лечили, кормили, ласкали, а через три-четыре года хоронили, потому что больные животные долго не живут. А затем у нас появлялись новые беспризорники. Пять лет назад подобранная кошка родила нам двоих малышей, которых я вырастила и считаю своими кошачьими внучатами. Я всю жизнь любила кошек до умопомрачения, но рыжего мальчика Сеню, который родился на моих глазах и не отходит от меня ни на шаг, я просто обожаю: когда смотрю на него, или глажу его шелковистую шерстку, моя душа наполняется такой сладкой нежностью! Она, как золотистый тягучий мед, переливается через край, заполняя все окружающее пространство - это маленькое пушистое солнышко согревает и освещает мою жизнь.
И еще один мой верный друг заслуживает упоминания : настоящий мужчина, благородный, честный, бесстрашный, готовый всегда придти мне на выручку по первому зову, никому и никогда не давший меня в обиду, ласковый и чуткий, необычайно умный, все понимающий с полу-взгляда и полуслова, повсюду следовавший за мной, никогда не повысивший на меня голос — не кавалер, а мечта, ведь так? Это мой пес Арчи, рыжий колли, похожий на собаку Лесси из американского сериала и ни в чем ей не уступавший. Он был с нами рядом тринадцать лет и многому нас научил, открыв нам неведомый мир бескорыстной и преданной любви, полной самоотречения и жертвенности — настоящей любви и верности, на которую способны далеко не все люди. Если в ином мире я смогу снова встретиться со всеми своими любимыми питомцами — то, значит, и умирать не страшно. Хотя надеюсь еще пожить — ведь это так увлекательно!

Конец шестой части.
Tags: "История моих ошибок" роман, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments